КРАСНОКНИЖНЫЕ ЖИВОТНЫЕ И ПТИЦЫ УЗБЕКИСТАНА: КТО ИМ ПОМОЖЕТ?

В Узбекистане за последние годы увеличилось убийство краснокнижных животных и птиц. Убийство населением бурых  медведей  в Кашкадарьинском, Наманганском областях, белого стерха в Андижанкой области, джейранов в Бухарской области и в Каракалпакстане, лебедя-шипуна в Ташкенте, серого варана, пресмыкающихся в других регионах страны. Если пытаться посчитать общий ущерб, то убийство одних только джейранов оценивается в 68 907 000 сумов (примерно $6 761). Охотники-браконьеры, представители населения  фотографируются убитыми ими животными выставляя их в социальных сетях. В сентябре текущего года в Инстаграмме появились новые видео со свадьбы в городе Ташкенте, где в бассейне плавали два друг к другу привязанных лебедей-шипунов занесенных в Красную Книгу.

Один из лебедей к утру погиб, так как приглашенные на свадьбу бросали им съедобные и несъедобные вещи. Самое худшее то, что это входит в моду, и за баснословные деньги люди стремятся достать лебедей на свои свадьбы. Также недавно возмущению общественности подвергся пост в Инстаграмме актера Махмуд Турсунова, который демонстрировал  на своей машине привязанного сокола, также занесенного в Красную Книгу Узбекистана. Многие пожелали последовать примеру актёра.

Новая Красная книга Узбекистана

В декабре  2019 года в  Узбекистане  Государственный комитет по экологии и защиты окружающей среды презентовало обнавленное издание   “Красной книги Узбекистана”, куда вошли  исчезающие виды животных, птиц и растений. Прискорбен тот факт, что  теперь на грани исчезновения  стоит и степная черепаха, которая всего лишь 10 лет назад, встречалась на всей территории Узбекистана. В отредактированную «Красную книгу Республики Узбекистан» включено 30 видов млекопитающих (с подвидами – 32), 52 вида птиц, 21 вид пресмыкающихся, 17 видов рыб (с подвидами – 18), 3 вида кольчатых червей, 14 видов моллюсков, 66 видов членистоногих.

За десять лет исчезающие виды млекопитающих, животных и птиц увеличилось в несколько раз. Первое издание Красной книги Узбекистана было опубликовано в 1984 году. Следующие редакции выходили в 1998, 2006 и 2009 годах. Новое издание стало пятым по счету. Как видно из статистических данных, некогда богатый животный и растительный мир Узбекистана постепенно скудеет. Основная причина роста исчезающих видов это увеличение браконьерства, низкая осведомленность населения об охраняемых видах, а также антропогенная трансформация окружающей среды, а именно интенсивное строительство населенных пунктов, развитие автомобильного и железнодорожного транспорта, животноводства, безнадзорность пастбищ и деградация земель.

По мнению  специалиста  по охране  Биоразнообразия научно-технического института технологии защиты окружающей среды и природы при Госкомэкологии Республики Узбекистан Фазлуллохона Агзамова, в Узбекистане краснокнижные животные охраняются очень слабо. До сих пор на базарах в открытыю продаются детеныши степных черепах, которых родители покупают для своих детей в качестве игрушек. А потом если они не погибают просто выбрасывают на улицу. Нередко можно встретить продавцов гюрз. В народном поверье суп из этой змеи  излечивает всевозможные болезни. Также процветает онлайн продажи птиц и животных занесенных в Красную Книгу  Узбекистана.

 – Но нельзя закрывать глаза и на то, что делается в сфере охраны природы, – говорит Фазлуллохон Агзамов. – В настоящее время  осуществляется проект  Глобального экологического фонда по сохранению снежного барса. Проект дал возможность улучшить материально-техническую базу Чаткальского и Гиссарских заповедников, видео и фотоловушки дали возможность следить за жизнью животных. Был создан заповедник Сайгачий для увеличения популяции сайгаков  в Каракалпакстане. Ведется работа над принятием Национальной стратегии по расширению охраняемых территорий. Чтобы предотвратить незаконную торговлю Краснокнижных животных и экологические преступления Госкомэкология Узбекистана совместно с прокуратурой должна сформировать мобильную рабочую группу и дать им соответствующие полномочия для задержания и наказания праонарушителей.  Потому что ныняшнии экоинспекторы не в состаянии остоновить  беспредел, который у нас творится на базарах и в социальных сетях.

В Узбекистане запрещен отстрел животных, занесенных в Красную книгу. Однако это не спасает их ни от браконьеров, ни от местного населения. Так  май месяц 2020 года года Госкомэкологией был объявлен месяцем борьбы с браконьерством. Комитет сообщил, что приложит больше усилий в борьбе с браконьерством, отловом и убийством рыб и животных, а также с незаконным использованием и вырубкой флоры. Итог  месячника неутешителен. По данным информационной службы Госкомэкологии за месяц выявлено 629 правонарушений по отношению к природе. 465 правонарушителей были оштрафованы на 421,9 миллион сум (около 42 тысяч долларов США). По 345 правонарушениям посчитан ущерб нанесенной природе на 690 млн. сум (около $68 тысяч). В настоящее время взысканы штрафы на 195,5 млн. сум ($19)  по 215  правонарушениям, а также  ущерб нанесенной природе по 143 случаю на 242,8 млн. сум ($24). По 107  правонарушениям собранные документы на сумму  1 млрд. 892 млн. сум  ($180 тысяч) были переданы в правоохранительные органы с целью наложения штрафов и компенсации ущерба природе.

Охраняемые природные территории находятся  в ведении различных ведомств

Животные относительно безопасно чувствуют себя только в охраняемых территориях. Но, к сожалению, их очень мало, всего 8 % от всей территории Узбекистана (448 900 км²). Сегодня  в Узбекистане действуют 7 заповедников, 1 заказной ландшафтный  заповедник, 4 природных парков, 1 национальный парк, 11 природных памятников, 2 биосферных резервата, 12 заказных заповедников, 1 специализированный питомник «Джейран». Общая их площадь составляет 2,07 млн. гектара. Кроме этого в стране  есть 86 лесных хозяйств общей площадью  11,5 млн. гектаров. В итоге в Узбекистане для сохранения биоразнооборазия отведено всего 13,5 млн. гектаров. И еще одна проблема заключается в том, что охраняемые природные территории находятся  в ведении различных ведомств. Так, в ведомстве акционерного общества железных дорог Узбекистана (“Ўзбекистон Темир йўллари”) находится Угам-Чаткальский биосферный резерват. В ведомстве Госкомгеологии Китабский государственный заповедник, а Зааминский, Зарафшанский, Угамо-Чаткальские национальные парки курирует Государственный комитет по лесному хозяйству. Возникает вопрос: как АО «Железные дороги Узбекистана» или Государственный комитет геологии могут охранять животный и растительный мир?

– Каждая охраняемая территория имеет свой орган управления, сотрудников по охране территории, – говорит Халиллулло Шерматов, руководитель отдела по охраняемым территориям Государственного комитета Экологии и окружающей среды Республики Узбекистан. – Также  их деятельность контролирует Госкомэкология. Им розданы методические пособия по осуществлению их деятельности. Согласно Постановлению Президента Республики Узбекистан от 20 марта 2019 года 4247 “О мерах по совершенствованию системы государственного управления в сфере охраняемых природных территорий” Чаткальский, Сурханский, Зааминский, Нуратинский, Кызылкумские государственные заповедники и Нижне Амударьинский биосферный резерват были переведены в ведомство Госкомэкологии. В настоящее время ведется огромная работа по улучшению их материально-технической базы. Кроме этого согласно  Постановлению Кабинета Министров РУз от 14.12.2019 года под №1000 был организован Хорезмский национальный парк площадью  21687,5 гектаров, который также находится в ведении Госкомэкологии.

Пока остальные охранемые природные территории остаются в ведении других ведомств, и это не позволяет обеспечить эффективное управление ими и проведение единой государственной политики в данной сфере.

Новый закон об охоте и забытый мораторий

В июне 2020 года был принят закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве». В настоящее время отношения в области охоты регулируются свыше 10 нормативно-правовыми актами, что в свою очередь приводит к различным противоречиям и толкованиям, а также сложностям в правоприменительной практике. Кроме того, отсутствие основных направлений государственной политики в данной сфере, эффективной системы ведения государственного мониторинга за состоянием диких животных и отсутствие в законодательстве норм о правах и обязанностях охотников и охотничьих хозяйств препятствуют определению состояния добываемых животных. Это мешает развитию системы государственного мониторинга популяции животных, изучению численности животных, на которых охотятся, и объема охоты, репродуктивного состояния животных.

Еще одна особенность. Полное использование возможностей охотничьего туризма в стране, в частности привлечение иностранных туристов к охоте позволяет увеличить валютные поступления в Государственный бюджет.

А разведение, восстановление и увеличение животных, используемых для охоты, способствует финансированию расходов. В Законе «Об охоте и охотничьем хозяйстве» отражены решения этих вопросов. Сезон охоты на территории Узбекистана начинается с первого сентября и продолжается до 31 января. Сегодня  в республике действуют  больше 35 охотничьих угодий, где разрешен отстрел и отлов животных. Один из самый популярный это Угам-Чаткальский Национальный парк. Так как охота и рыбалка составляют часть экотуризма в Узбекистане, каждый год данный парк привлекает как внутренних, так и внешних туристов.

В СМИ часто обсуждается охота арабских шейхов на дроф-красоток занесенных в Красную Книгу Узбекистана. В 50 км от города Навои на 300 га земли расположен специальный центр TheEmiratesCenterforConservationofHoubara (ECCH) по разведению и сохранению дроф. Центр был создан по инициативе эмира Дубая Мохаммеда ибн Рашид Аль Мактума в 2008 году.

Главная задача центра – поддержание и сохранение устойчивой популяции азиатских дроф-красоток в Узбекистане. Сезон охоты на птиц обычно приходится на сентябрь-октябрь. С 2012 года Центр выпустил около 10 тыс. дроф в дикую природу. В октябре 2019 года наследный принц Дубая, шейх Хамдан бин Мухаммед аль-Мактум, в очередной раз приехал в Узбекистан чтобы поохотиться на краснокнижных дроф. В Узбекистане нет официального разрешения на отстрел дроф, и по последним данным стоимость каждой отстреленной в Узбекистане дрофы, занесенной в Красную книгу Международного союза охраны природы, составляет от 6 тысяч долларов США.

Как отметил первый заместитель председателя Госкомэкологии Узбекистана Н.Обломуродов порядок выдача лицензии зарубежным охотникам регулируется  постановлением Кабинета Министров  от 20 октября 2014 года №290 “Об урегулировании использования биологических ресурсов и порядке прохождения разрешительных процедур в сфере природоиспользования”. Согласно ему “Разрешения на изъятие из природной среды диких животных, занесенных в Красную книгу Республики Узбекистан, выдаются Госкомприроды в соответствии с согласием Кабинета Министров Республики Узбекистан на основании заявления природопользователя. Для этого Госкомэкология вносит уведомление в Кабинет Министров. И после одобрения Госкомэкология выдает   разрешение на охоту краснокнижного животного за определенную плату, которая переводится на счет Академии Наук РУз.  Квоты на охоту диких животных выдаются совместно с Академией Наук и Госкомэкологией.

В свою очередь член общества охотников Узбекистана Бахром Суванкулов одобрил охоту шейхов на краснокнижных птиц. По его мнению, за 10 птиц, которые они внесли плату можно спасти 1000 дроф-красоток

В целом в Узбекистане нет больших проблем с отстрелом животных со стороны лицензированных охотников. Основную опасность представляют именно браконьеры, отстреливающие и отлавливающие дичь без каких-либо разрешений. В Узбекистане под давлением общественности, а также по предложению Госкомэкологии и Экопартии   с 1 марта 2020 года по 31 декабря 2023 года должны были ввести мораторий на добычу животных. Был подготовлен проект, где говорилось, что за период моратория будет запрещено выдавать разрешения на добывание животных, за исключением научных и медицинских целей. Также ожидалось увеличить размер государственной пошлины, а также платы за добывание животных, усилить ответственность за браконьерство, в особенности по отношению животных, внесенных в Красную книгу, перевести разрешительные процедуры охоты в электронный формат. Но ожидания экологов не оправдались. Проект моратория не был одобрен.

По мнению  Фазлуллохон Агзамова, мораторий в Узбекистане не эффективен. Это можно увидеть и из опыта установленного моратория на вырубку деревьев с  1 ноября 2019 года по 31 декабря 2020 года. К сожалению, во время моратория на территории страны продолжается незаконная вырубка деревьев.  Мораторий на охоту, всего лишь ограничит действия лицензированных охотников, но не остановит браконьеров. Лучше сформировать хорошо подготовленных,  вооруженных экоинспекторов, которые смогут защитить нашу природу  от браконьеров.

Наргис КОСИМОВА