КРАСНОКНИЖНЫЕ ЖИВОТНЫЕ И ПТИЦЫ УЗБЕКИСТАНА: КТО ИМ ПОМОЖЕТ?

В Узбекистане за последние несколько лет участились случаи убийств краснокнижных животных и птиц. Давайте разберёмся, почему внесение животных и птиц в Красную книгу не даёт им защиты от браконьеров, и кто вообще может их защитить?

В СМИ и соцсетях регулярно появляется информация об уничтожении животных и птиц из Крайно книги. Только недавно писали об убийстве бурых медведей в Кашкадарьинской и Наманганской областях, белого стерха в Андижанкой области, джейранов в Бухарской области и в Каракалпакстане, лебедя-шипуна в Ташкенте – и это далеко не все случаи.

Охотники-браконьеры фотографируются с убитыми ими животными и выставляют эти фото в социальных сетях.

В Бостанлыкском районе Ташкентской области гражданин России Е. Широков застрелил тянь-шаньского бурого медведя, внесённого в Красную книгу Узбекистана. При этом охотник получил разрешение, подписанное председателем государственного комитета по экологии и охране окружающей среды Алишером Максудовым.

В Госкомэкологии заявили, что в 2021 году планируется на законных основаниях убить ещё одного краснокнижного медведя. О гибели редкого животного сообщил Telegram-канал Ekologuz, опубликовавший снимок охотника и разрешение на отстрел двух медведей за подписью Алишера Максудова. Документ датируется 3 марта, а 31 марта он был зарегистрирован в Бостанлыкской районной инспекции по контролю в сфере экологии и охраны окружающей среды.

Ситуация вызвала негодование узбекистанцев, однако в Госкомэкологии утверждают, что документ законен. Согласно статье 15 закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве», ежегодная квота на охоту на диких животных распространяется как на животных, которые добываются в большом количестве, так и на редкие и малочисленные виды.

Проект квоты формируется на базе запросов физических и юридических лиц, желающих охотиться на диких животных. Документ утверждается Академией наук, после чего квоты направляются в региональные управления комитета для выдачи разрешений на отстрел.

Пресс-служба Госкомэкологии также указала на статью 16 того же закона, позволяющую охотиться на диких животных на территории Узбекистана на платной основе.

В ведомстве настаивают, что разрешение на отстрел двух краснокнижных медведей было выдано при полном соблюдении требований закона. Проект квоты был направлен в Академию наук 25 ноября 2020 года, а 4 декабря 2020 года межведомственная комиссия Академии наук по биоресурсам представила комиссии заключение о выделенных на 2021 год квотах для редких и внесённых в Красную книгу животных. Список включает и двух тянь-шаньских бурых медведей.

В мае 2021 года Госкомитет экологии Узбекистана аннулировал россиянину Евгению Широкову разрешение на отстрел второго краснокнижного бурого медведя. По словам начальника Главного управления биоразнообразия и охраняемых природных территорий Госкомэкологии Абдурашида Садыкова, квота на убийство второго медведя была аннулирована после недовольства общественности.

 

В настоящее время список растений и животных Красной Книги Узбекистана пополнился.

В Красную книгу по растительному миру вошли 314 видов растений (в издании от 2009 года их было 324). Кроме того, в список внесены 15 новых видов, а число видов категории 0 («вероятно исчезнувшие») сократилось с 19 до 10. У 157 видов изменился статус.

По данным учёных, из книги исключены камнеломка болотная, ллойдия поздняя, меч-трава Мартиуса, купальница алтайская, аконит круглолистный, аллохруза таджикистанская, шафран алатавский и некоторые другие. Ареал части из них в основном расположен в других странах, а некоторые распространены достаточно широко и не находятся под угрозой исчезновения.

В Узбекистане запрещён отстрел животных, занесённых в Красную книгу. Однако это не спасает их от браконьеров. Например, май 2020 года был объявлен Госкомэкологией месяцем борьбы с браконьерством. Комитет объявил, что приложит больше усилий в борьбе с браконьерством, отловом и убийством животных, а также с незаконным использованием и вырубкой флоры. Итог месячника неутешителен.

По данным информационной службы Госкомэкологии за месяц выявлено 629 правонарушений по отношению к природе. 465 правонарушителей были оштрафованы на 421,9 млн. сум (около $42 тысяч). По 345 правонарушениям посчитан ущерб нанесенной природе на 690 млн. сум (около $68 тысяч). В настоящее время взысканы штрафы на 195,5 млн. сум ($19 тысяч) по 215 правонарушениям, а также ущерб, нанесенный природе по 143 случаю, на 242,8 млн. сум ($24 тысячи). По 107 правонарушениям собранные документы на сумму 1 млрд. 892 млн. сум ($180 тысяч) были переданы в правоохранительные органы с целью наложения штрафов и компенсации ущерба природе.

Животные относительно безопасно чувствуют себя только в охраняемых территориях. Но, к сожалению, их очень мало, всего 8% от всей территории Узбекистана (448 900 км²). Сегодня в Узбекистане действуют 7 заповедников, 1 заказной ландшафтный заповедник, 4 природных парка, 1 национальный парк, 11 природных памятников, 2 биосферных резервата, 12 заказных заповедников, 1 специализированный питомник «Джейран». Общая их площадь составляет 2,07 млн. гектара. Кроме этого в стране есть 86 лесных хозяйств общей площадью 11,5 млн. гектаров. В итоге в Узбекистане для сохранения биоразнооборазия отведено всего 13,5 млн. гектаров.

И ещё одна проблема заключается в том, что охраняемые природные территории находятся в ведении различных ведомств. Так, в ведомстве акционерного общества железных дорог Узбекистана («Ўзбекистон Темир йўллари») находится Угам-Чаткальский биосферный резерват. В ведомстве Госкомгеологии – Китабский государственный заповедник, а Зааминский, Зарафшанский, Угамо-Чаткальские национальные парки курирует Государственный комитет по лесному хозяйству. Возникает вопрос: как АО «Железные дороги Узбекистана» или Государственный комитет геологии могут охранять животный и растительный мир?

Ситуации комментирует Халиллулло Шерматов, руководитель отдела по охраняемым территориям Государственного комитета Экологии и окружающей среды Республики Узбекистан:

– Каждая охраняемая территория имеет свой орган управления, сотрудников по охране территории. Им розданы методические пособия по осуществлению их деятельности. Согласно постановлению Президента Республики Узбекистан от 20 марта 2019 года 4247 «О мерах по совершенствованию системы государственного управления в сфере охраняемых природных территорий», Чаткальский, Сурханский, Зааминский, Нуратинский, Кызылкумские государственные заповедники и Нижне Амударьинский биосферный резерват были переведены в ведомство Госкомэкологии. В настоящее время ведется огромная работа по улучшению их материально-технической базы. Кроме этого согласно постановлению Кабинета министров РУз от 14.12.2019 года под №1000 был организован Хорезмский национальный парк площадью 21687,5 гектаров, который также находится в ведении Госкомэкологии.

Пока остальные охранемые природные территории остаются в ведении других ведомств, и это не позволяет обеспечить эффективное управление ими и проведение единой государственной политики в данной сфере.

В июне 2020 года был принят закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве». В настоящее время отношения в области охоты регулируются более чем десятью нормативно-правовыми актами, что в свою очередь приводит к различным противоречиям и толкованиям, а также сложностям в правоприменительной практике. Кроме того, отсутствие основных направлений государственной политики в данной сфере, отсутствие эффективной системы ведения государственного мониторинга за состоянием диких животных и отсутствие в законодательстве норм о правах и обязанностях охотников и охотничьих хозяйств препятствуют определению состояния добываемых животных. Это мешает развитию системы государственного мониторинга популяции животных, изучению численности животных, на которых охотятся, и объёма охоты, репродуктивного состояния животных.

Еще одна особенность. Полное использование возможностей охотничьего туризма в стране, в частности привлечение иностранных туристов к охоте, позволяет увеличить валютные поступления в государственный бюджет. А разведение, восстановление и увеличение численности животных, используемых для охоты, способствует финансированию расходов.

В законе «Об охоте и охотничьем хозяйстве» отражены решения этих вопросов. Сезон охоты на территории Узбекистана начинается с 1 сентября и продолжается до 31 января. Сегодня в республике действуют больше 35 охотничьих угодий, где разрешен отстрел и отлов животных. Одна из самых популярных локаций – это Угам-Чаткальский национальный парк. Так как охота и рыбалка составляют часть экотуризма в Узбекистане, каждый год парк привлекает как внутренних, так и внешних туристов. Но и здесь существуют проблемы.

По мнению начальника охотничьего хозяйства Колгансир в Сырдарьинской области Уткира Кушманова, рыбные водоёмы, прилегающие к охотничьему хозяйству, практически бесконтрольны. Оттуда вылавливают рыбу, но Рыбводхоз Узбекистана даже не думают разводить и пополнять мальками водоёмы. Кроме этого, в охотничьем хозяйстве нет зайцев. Они пытаются их разводить, но пока безрезультатно и это влияет на пищевую цепочку животных. Кроме этого процветает браконьерство, и пока это зло полностью не искоренено.

 

 

В СМИ часто обсуждается охота арабских шейхов на дроф-красоток, занесённых в Красную Книгу Узбекистана. В 50 км от города Навои на 300 га земли расположен специальный центр TheEmiratesCenterforConservationofHoubara (ECCH) по разведению и сохранению дроф. Центр был создан по инициативе эмира Дубая Мохаммеда ибн Рашид Аль Мактума в 2008 году.

Главная задача центра — поддержание и сохранение устойчивой популяции азиатских дроф-красоток в Узбекистане. Сезон охоты на птиц обычно приходится на сентябрь-октябрь. С 2012 года центр выпустил около 10 тысяч дроф в дикую природу.

В октябре 2019 года наследный принц Дубая шейх Хамдан бин Мухаммед аль-Мактум в очередной раз приехал в Узбекистан чтобы поохотиться на краснокнижных дроф. В Узбекистане нет официального разрешения на отстрел дроф, и по последним данным стоимость каждой отстреленной в Узбекистане дрофы, занесенной в Красную книгу Международного союза охраны природы, составляет от 6 тысяч долларов США.

Порядок выдачи лицензии зарубежным охотникам регулируется постановлением Кабинета министров от 20 октября 2014 года №290 «Об урегулировании использования биологических ресурсов и порядке прохождения разрешительных процедур в сфере природоиспользования». Согласно документу, разрешения на изъятие из природной среды диких животных, занесённых в Красную книгу Республики Узбекистан, выдаются Госкомприроды в соответствии с согласием Кабинета министров Республики Узбекистан на основании заявления природопользователя. Для этого Госкомэкология вносит уведомление в Кабинет министров. И после одобрения Госкомэкология выдаёт разрешение на охоту краснокнижного животного за определённую плату, которая переводится на счет Академии наук РУз. Квоты на охоту диких животных выдаются совместно с Академией наук и Госкомэкологией. Но возникает вопрос, если выдаётся квота на краснокнижных животных, вид которых стоит на гране исчезновения, зачем вообще тогда нужна Красная книга?

Каждый гражданин Узбекистана может внести вклад в сохранение кранокнижных животных. Хотя бы для того, чтобы подрастающее поколение увидело джейрана, бухарского оленя, сайгака, бурого медведя, кулана, ястреба, лебедя-шипуна, горного козла, горного тюльпана и других редких животных не на страницах книжек, а вживую.

Наргис Косимова